Ю Несбё - один из моих наилюбимейших современных писателей. Люблю его не только за крутого персонажа Харри Холе, но и за неповторимую манеру повествования: отсутствие северной холодности, особый шарм и атмосферу сюжетов, иногда цинизм, острый и порою черный юмор, искренний диалог с читателем, который заставляет раз за разом возвращаться к его книгам. А как этот норвежец пишет о сексе: как раз - цинично, немного наивно и одновременно смешно! Читаем, бабоньки, и смеемся над глупыми мужиками! Этот отрывок - лучшее описание секса, которое я когда-либо читала, из книги "Охотники за головами" (снят ещё и одноименный фильм по книге в 2011 году). Прошу маленьких, впечатлительных и девственных обойти сей пост стороной! WARNING!

**********

'Обычно Лотте с осторожностью относилась к такому нарастанию темпа, но в этот раз вцепилась в мои ягодицы и прижала меня к себе, что я понял как пожелание увеличить мощность и частоту. Я подчинился, заставляя себя думать об отце в открытом гробу во время похорон, – зарекомендовавший себя рецепт от преждевременного семяизвержения. Или в данном случае – от семяизвержения вообще. Хотя Лотте и говорила, что пьет противозачаточные таблетки, от мысли о ее беременности у меня останавливалось сердце. Я не знаю, достигала ли Лотте оргазма, когда мы любили друг друга, ее обычно тихое и сдержанное поведение заставляло предположить, что оргазм ее будет не сильнее, чем рябь на поверхности воды, как нечто, чего я просто‑напросто могу не заметить... Я почувствовал, что пора остановиться, но позволил себе еще один мощный толчок. И почувствовал, как наткнулся на что‑то там внутри. Ее тело напряженно застыло, глаза и рот распялились до предела. Затем ее тело содрогнулось, а взгляд сделался таким диким, что я решил, будто спровоцировал эпилептический припадок. И тут я ощутил, как что‑то горячее, еще горячее, чем ее лоно, охватывает мой член, и в следующий миг волна окатила мне живот, бедра и мошонку. Приподнявшись на локтях, я посмотрел с недоверием и ужасом в точку, где соединялись наши тела. Ее лоно сжималось так, словно хотело вытолкнуть меня, ее стон был глубоким, ревущим, какого я никогда прежде не слышал, и тут пришла вторая волна. Влага выплеснулась из нее, просочилась между нашими бедрами и вытекла на матрас, еще не успевший впитать первую волну. Господи, подумал я. Я пробил в ней дырку. Мозг в панике искал причины. Она беременна, подумал я. И я как раз пробил дыру в околоплодном пузыре, и теперь все это дело течет на кровать. Господи, да мы сейчас всплывем к чертовой матери, это водяное дитя, еще одно водяное дитя. Ладно, допустим, я читал про так называемый «струйный оргазм» у женщин и даже видел его в паре порнофильмов, но относился к этому как к обману, выдумке, мужской фантазии. Единственное, о чем я мог думать, была расплата, божья кара за то, что я уговорил Диану сделать тогда аборт: теперь я убил невинного ребенка своим неосторожным членом.'

Ю Несбё
"Охотники за головами
" (2008)

22.04.17